Гадание, предсказания, 

астрологические прогнозы 

РАЗБЕРУСЬ В ВАШЕЙ ПРОБЛЕМЕ

НАЙДУ СЛАБОЕ ЗВЕНО

ДАМ ПРАВИЛЬНЫЙ СОВЕТ 

БРИЛЛИАНТЫ КОРОЛЕВЫ

(Diamanten der Königin)

Одной из великих загадок прошлого остаётся интересная история, связанная с пропажей изысканного драгоценного украшения, известного под названием ”Подвески королевы”.

Эти 647 бриллиантов, многие из которых были величиной с вишню, считались самым дорогим ювелирным изделием века. Но они таинственным образом были украдены...


Мелодично зазвенел колокольчик, и дверь ювелирной лавки отворилась. В помещение вошёл полный мужчина средних лет, необычайно смуглый. Роста он был небольшого, а из под полей шляпы выглядывало хитрое круглое лицо.


- Чем могу служить? направился к нему младший продавец.

- Голубчик, проведи меня к самому Боммеру, тихим, но жёстким голосом произнёс посетитель. - Вот моя визитная карточка.


Продавец взял на маленький серебряный поднос карточку и направился в дальний конец комнаты, где за тяжёлой портьерой скрывалась дверь в кабинет придворных королевских ювелиров Боммера и Бассанжа. Не утерпев от любопытства, он скосил глаза вниз. На маленьком квадратике белоснежной бумаги, выведенное золотом, стояло всего два слова:”Граф Калиостро”.


* * *


Тем временем, в дворцовых покоях королевы Марии-Антуанетты, в её личном будуаре происходила тяжёлая семейная ссора. Муж королевы, Людовик ХVI, требовал от жены подробного отчёта о тратах на светские удовольствия, платья и украшения, на балы и пышное убранство комнат Версаля. Хотя Мария-Антуанетта приняла вид и позу оскорблённого достоинства, храня презрительное молчание, в глубине души она испытывала отчаянное беспокойство. Призывы мужа к экономии были как нельзя более некстати, потому что именно теперь ей требовалась огромная сумма, чтобы выкупить бриллиантовые подвески, сделанные для этой гордячки мадам дю Барри. Содержанка отца мужа, короля Людовика ХV, дю Барри уже почти видела на себе это немыслимое украшение, но внезапно старик умер. Теперь же Мария-Антуанетта решила во что бы то ни стало добиться, чтобы подвески принадлежали ей, королеве, по праву, как наилучшие в мире. Дело оставалось за малым - на покупку бриллиантов не было средств.


Когда король, раздосадованный неуступчивостью жены, вышел из её покоев, к нему опрометью бросился министр юстиции. На подпись он приготовил важный документ, касающийся дальнейшего рассмотрения дела сицилийского графа, на которого поступило немало доносов. ”Обезглавить”, начертал на документе обозлённый монарх, думающий в этот момент о своей жене. Так решилась судьба Калиостро.


* * *


Поздним вечером того же дня, молодая и очень красивая женщина постучалась в заднюю дверь одного из самых фешенебельных особняков Парижа. Слуги, по-видимому узнали её, потому что пропустили в дом без лишних вопросов, хотя глубокий капюшон полностью скрывал лицо в тени. Она проследовала по анфиладам комнат и вошла в небольшой уютный кабинет. Навстречу ей поднялся видный мужчина средних лет. Это был Луи де Роган, кардинал римской католической церкви, официальной государственной религии Франции. Он с надеждой и тревогой взглянул на свою посетительницу.


- Сегодня, в полночь, у бассейна Нимф, сказала она и присела к камину, где тлело большое берёзовое полено.


- Но есть одно деликатное обстоятельство...

- Говорите скорее, я согласен на всё, с жаром воскликнул кардинал и в волнении заходил по кабинету из угла в угол.

- Особа, с которой вы встречаетесь, испытывает небольшие материальные затруднения, -вкрадчивым и мягким голосом проговорила дама.


- Ей срочно нужна сумма в сорок миллионов франков...

- Сорок миллионов? Да за эти деньги можно купить целый город!

- На нет и суда нет, сухо вымолвила посетитительница и встала с кушетки.


- Я передам ваш отказ.

- Нет, нет,


- громко возразил кардинал,


- я достану деньги. Достану во что бы то ни стало.


Через несколько минут мадам Жанна де Валуа покинула резиденцию кардинала. Женщина с неясным прошлым, утверждавшая, что в ней течёт благородная кровь бывшей королевской династии Валуа, обладала не только незаурядной красотой, но и острым, расчётливым умом. Появившись при невыясненных обстоятельствах при дворе, ей удалось расположить к себе королеву, которая поверяла тайны и делилась с ней своими планами. Заручившись самой влиятельной поддержкой, Жанна де Валуа осмелела и принялась за обделывание сомнительных делишек, связанных с выколачиванием денег у богатых и доверчивых вельмож. Нет необходимости добавлять, что это были всё сплошь мужчины, очарованные её красотой и внутренней силой притягательной власти.


Внизу её ждала карета, окна которой были наглухо занавешены. В ней сидели двое, тревожно ожидавшие Жанну, не верящие в возможность задуманного. Это был граф Калиостро и дама полусвета, куртизанка Николь, свои внешним видом очень напоминавшая королеву Марию-Антуанетту. Сообщники обрядили Николь в белое платье, в точности соответствующее платью королевы с известного портрета и заставили заучить всего одну фразу:” Можете надеяться на будущее”.


Этой же ночью они привезли Николь к условленному месту, где безнадёжно влюблённый в королеву кардинал мечтал склонить её к взаимности. За малейшую надежду он готов был предложить Марии-Антуанетте несметное богатство, хотя для этого ему пришлось заложить и продать одно из своих имений.


Тщательно придерживаясь текста, Николь прошептала подготовленную фразу, после чего тут же возник слуга в дворцовой ливрее со словами:”Уходите, уходите скорее”. Мнимую королеву спешно увели.


* * *


Прошло несколько дней. Графиня Валуа получила от кардинала небольшой саквояж, доверху наполненный золотыми и серебряными монетами того времени, а также несколько пачек доверительных денежных векселей. Немного нервничая, она всё же решилась на шаг, имеющий необратимые последствия и направилась в дом, где её всегда ждали и где к её приходу всегда была готова чисто убранная одна из наилучших комнат.


В этом доме жил человек, которого графиня сумела разжалобить, смягчив его сердце, а ведь это не удавалось уже долгие годы совершенно никому. Ей единственной он поверил, поддержал в трудные минуты и щедро финансировал все её жизненные проекты. Этим человеком был придворный ювелир Боммер. Ради неё он пошёл на разрыв с женой, которую отослал доживать свои тусклые дни в одну из отдалённых провинций.


Но Жанна, ветренно отнесясь к старику, подолгу не вспоминала о нём, а когда ей требовались деньги, снова внезапно появлялась. Боммер всё прощал ей, потому что любил. Это была его последняя, болезненная страсть, и ради ночи с Жанной он готов был на многое. -Для меня невозможного мало, -говаривал он ей часто, надеясь на взаимность, пусть и купленную за большие деньги.


И вот теперь Жанна везла ему оплату за бриллиантовые подвески. Не собираясь передавать украшение королеве лично, а планируя разобрать его на камни и продать их по отдельности, Жанна ставила тем самым под удар не только себя, но и доброе имя ювелира, несколько поколений которого верой и правдой служили двору.


Однако, другого выхода Жанна не видела. В условленном месте её ждал граф Калиостро, куда она должна была доставить подвески. А бриллианты были тем единственным условием, которое он ей поставил. Графиня Жанна де Валуа не могла поступить иначе. Отъявленная прохиндейка, интриганка и бесчувственная обольстительница сама была безумно влюблена, и к ногам своего уродливого возлюбленного готова была положить свою судьбу.


* * *


На окраине Булонского леса, около одной из охотничьих избушек, Жанна увидела знакомую карету Калиостро. Она вышла из своего экипажа и направилась в домик. Открыв дверь, Жанна услышала сбоку какой-то неясный звук, ощутила сильнейший удар по голове и потеряла сознание. Из рук выскользнул синий бархатный футляр, внутри которого переливались всеми цветами радуги крупнейшие и красивейшие бриллианты, судьба которых отныне становилась неясной.


* * *


—Ну, что ж, Миледи, отныне вы - узница. Даже, если вас освободят через несколько лет, каждый сможет понять, кто вы на самом деле. Королевским указом решено клеймить вас и раскалённым железом на плече поставить букву V, что означает voleuse, или воровка,


-так говорил председатель совета присяжных, когда Жанну судили 31 мая 1786 года во Дворце правосудия.


Однако, при перевозке из тюрьмы в тюрьму Жанне Валуа удалось бежать. Побег был устроен верным Боммером, но клеймо всё же было выжжено на левом плече прекрасной француженки, хоть сопротивляющуюся графиню при клеймении держало 12 мужчин.


Королевские сыщики сбились с ног, разыскаивая пропавшие бриллианты, которые так никогда и не были найдены.


Ещё через семь лет, в 1793 году эта история уже мало волновала общество. Свершилась Великая французская революция, король Людовик ХVI и королева Мария-Антуанетта лишились власти и были обезглавлены гильотиной. Были убиты фаворитки Жанна дю Барри и Жанна де Ляммотт Валуа. Калиостро, или тот, кто выдавал себя за него, умер в тюрьме, в Италии. Кардинал Роган был отлучён от двора и доживал свои дни в провинции.


Куда же подевались редкие бриллианты, известные всему миру как ”подвески королевы”? Этого теперь никто не скажет.



ЕЛЕНА  ЛЯЙФЕР

◀︎ Главная    ● Рассказы    Обо мне   Начало

+49 511 8078 594  •  elena@leifer-online.de  

Elena Leifer, Postfach 810 442, 30504 Hannover